Экспонаты
Телеграмма. Паустовский К.Г., Москва – Зине Александровой для Паустовской В.В., Чистополь. [1941г.]. 1941 г.
Телеграмма. Паустовский К.Г., Москва – Зине Александровой для Паустовской В.В., Чистополь. [1941г.]. 1941 г.
Название
Телеграмма. Паустовский К.Г., Москва – Зине Александровой для Паустовской В.В., Чистополь. [1941г.].
Датировка
Материал, техника
бумага, карандаш, телеграфная лента; типографская печать, машинопись
Размер
Аннотация
В начале августа 1941 г. К. Г. Паустовского отозвали в Москву для работы в аппарате ТАСС. В Москве он пробыл недолго, затем уехал в Чистополь, куда были эвакуированы писательские семьи, в октябре 1941 г. эвакуировался с семьёй в Казахстан, в Алма-Ату. Из воспоминаний В.Шкловского: «Мы встретились на чердаке. Встретились Всеволод Иванов, и Бехер, и Уткин, и Голодный, и Борис Пастернак со спокойными глазами и каменными щеками, и много других людей. <…> Сидел я на чердаке; мне очень хотелось спать; я солдат, у меня такая привычка – при бомбежке, если я не занят, спать. У ног спала очень любящая меня маленькая белая собачка с очень плохим характером – Амка. Звонко откупориваясь, стреляли зенитки. Всеволод сказал мне: – А вот сейчас вступим и мы в бой со своими деревянными лопатами. Он был спокоен, круглолиц, печален. Однажды бомба прошла через наш дом. Небольшая. Она пробила несколько бетонных перекрытий, подняла один потолок взрывом, но не доверху, потому что помешал шкаф. Это было в квартире Паустовского. Когда днем Паустовский вошел в квартиру, комната была залита солнцем и полна обломками. На разбитой клетке сидела очень желтая канарейка и пела. Пропевши песню, она упала и умерла: она переоценила свои силы. Солнце ей дало иллюзию, что все хорошее продолжается, что больше безумного не будет. В это время мы стали встречаться снова, и я заходил к Всеволоду, и брал у него книги, и слушал радио с плохими вестями”. Паустовский переехал из разбомбленной квартиры на дачу к Федину в Переделкино, затем уехал в Чистополь, а потом в Алма-Ату». В письме к Г.Эйхлеру Константин Георгиевич напишет (02.05.1942г.): «Я два месяца пробыл на Южном фронте (от ТАСС), вернулся в Москву. Своих не застал, их уже эвакуировали в Чистополь. Квартиру мою разбило фугасной бомбой, но библиотека уцелела. Из Москвы я уехал в Чистополь к своим, там было очень худо (300 писательских семей!). Я забрал своих и увез в Алма-Ату».
Коллекция
Переписка