Экспонаты
Книга. Дневник (1930-1969)/сост., комментарий Е.Ц.Чуковская. - М.: Сов. писатель, 1994. 1994. Чуковский К.
Книга. Дневник (1930-1969)/сост., комментарий Е.Ц.Чуковская. - М.: Сов. писатель, 1994. 1994. Чуковский К.
Автор
Чуковский К.
Название
Книга. Дневник (1930-1969)/сост., комментарий Е.Ц.Чуковская. - М.: Сов. писатель, 1994.
Датировка
Материал, техника
бумага, ледерин, картон; типографская печать
Размер
Аннотация
«Высочайшая степень признания и популярности – это когда фамилия не требует ни пояснений, ни даже имени перед ней. Но Корней Иванович Чуковский шагнул даже за эту, не так уж часто досягаемую черту. Можно не произносить и фамилии, а просто сказать: Корней Иванович. И, пожалуй, никто не спросит, о каком Корнее Ивановиче говорят. Корней Иванович – один, знакомый всем сызмальства по звонким стихам, по его замечательным сказкам, певучим, жизнерадостным, остроумным. Один – и очень любимый всеми без различия возрастов…» (И. Андроников. Корней Иванович). Корней Иванович и Константин Георгиевич очень долгое время были знакомы только заочно. В 1935 году К. Паустовский в составе группы писателей написал отзыв на статью К. Чуковского «Детский сахарин», который был опубликован в «Литературной газете» (15.05.1935г.). Позже в 1940-е годы К. Чуковский встречал К. Паустовского в знаменитом писательском поселке Переделкино. Часто это были встречи в доме К. Федина. В 1950-1960-е К. И. Чуковский знакомится с шеститомным собранием сочинений Константина Георгиевича: «Как-то неловко говорить, но он влюбился в него просто как юноша. Когда ему предстояла встреча с Паустовским, Чуковский нервничал и волновался как молодой человек перед первым свиданием; когда же он возвращался после встречи и беседы с Паустовским, то ликовал как юноша, вернувшийся с любовного свидания» (Петровский М. О Паустовском и Чуковском). Два писателя очень сильно подружились. Это были люди со схожими ценностными ориентирами. В одном из писем 1960-х годов Корней Чуковский пишет: «…Придут молодые писатели, придет мой друг Константин Паустовский — а потом мы вместе пойдем гулять по Городку Писателей». В другом письме Корней Иванович особо выделяет «духовное обаяние Паустовского — человека». Их многое сближало. В своем дневнике Корней Иванович часто упоминает имя К. Г. Паустовского. Личность прозаика очень интересовала его. Им настолько не хватало общения друг с другом, что даже находясь в больнице, в разных палатах, они пишут друг другу письма, в которых неизменно выказывают свое уважение друг к другу: «…я Вас крепко чту и люблю». К. Чуковский ценил Константина Георгиевича, в том числе и за мастерство рассказчика, которым он владел: «Всякая встреча с ним была для меня истинным счастьем. Он был великолепный рассказчик, и я завидовал себе самому, когда он принимался рассказывать мне какой-нибудь эпизод из своей биографии. Сюжет каждого из его устных рассказов всегда был такой увлекательный, интонации такие живые, эпитеты такие отточенные, словесные краски были так ослепительно ярки, а самая структура рассказа была так изящна, элегантна, легка, что, слушая его, я невольно жалел тех обиженных судьбою людей, кому не довелось испытать это счастье: слушать устные рассказы Паустовского». Они интересовались творчеством друг друга. В доме К. И. Чуковского в личной библиотеке писателя хранились книги Константина Георгиевича, а в доме К. Паустовского хранились издания К. Чуковского и его детей (Л. К. Чуковской и Н. К. Чуковского). Имея твердую гражданскую позицию, они подписывали заступнические письма в защиту И. Бродского, В. Корнилова, Ю. Даниэля и А. Синявского, против реабилитации культа личности И. В. Сталина, в поддержку А. И. Солженицына. Корней Иванович оставил достаточно много свидетельств своего отношения к К. Паустовскому. Это и некролог «Горькая утрата», опубликованный в «Литературной газете», и записка, найденная в архиве К. Г. Паустовского со словами Чуковского о нем, это и дневниковые записи, и упоминание в книге о русском языке «Живой как жизнь» (гл. «Канцелярит»). Эти материалы хранятся в фондах Музея К. Г. Паустовского и представлены на выставке. Во всех них К. Чуковский неизменно говорит о любви и уважении к Константину Георгиевичу: «Рыцарски благородный, скромный, деликатный, сердечный и в то же время прямой человек». К. И. Чуковский писал: «Своё знакомство с К. Г. я считаю одной из величайших удач в своей жизни. Всякая встреча с ним была для меня истинным счастьем…».
Коллекция