Экспонаты
Письмо. Алянский С.М., Ленинград - Паустовскому К.Г. 01.12.1963 г. 2 лл. (об опере "Кружевница Настя", "Книге скитаний", упоминание И.Бабеля, Э.Багрицкого, М.Пришвина). 01.12.1963
Письмо. Алянский С.М., Ленинград - Паустовскому К.Г. 01.12.1963 г. 2 лл. (об опере "Кружевница Настя", "Книге скитаний", упоминание И.Бабеля, Э.Багрицкого, М.Пришвина). 01.12.1963
Название
Письмо. Алянский С.М., Ленинград - Паустовскому К.Г. 01.12.1963 г. 2 лл. (об опере "Кружевница Настя", "Книге скитаний", упоминание И.Бабеля, Э.Багрицкого, М.Пришвина)
Датировка
Материал, техника
бумага, чернила синие; рукопись
Размер
Происхождение
Из личного архива К.Г.Паустовского 1950-1960-х гг. Хранился в квартире на Котельнической наб. (Москва).
Аннотация
1-XII 63 Дорогой Константин Георгиевич, Ты опять начинаешь входить в моду. На днях из Ленинграда передавали по радио отрывок из «твоей оперы Настя-кружевница». Перед исполнением выступил композитор, который дрожащим от волнения голосом рассказал, что произведение Паустовского пленило его поэтичностью образов героев рассказа и современностью, и что он старался музыкальными средствами воплотить, выразить и т.д. и т.п. После вступления героиня и герой спели по одной арии. И мне стало обидно за чудесный и без музыки – внутренне музыкальный рассказ. Я не люблю оперу, эту фальшивую форму музыкального произведения; хорошо если певец произносит слова так, что не разберешь их, тогда кажется, что голос это один из музыкальных инструментов оркестра, но не дай Бог, когда певец старается донести смысл произносимых слов, тогда фальшь становится невыносимой. Очень прошу тебя не разрешай делать опер из твоих произведений, и если уж так необходимо из них что-нибудь делать, пусть уж делают балет. Но опера твоя им так пришлась по душе, что вчера отрывочек исполняли и на «Голубом огоньке». Пришел 10-й номер «Нового мира». Залпом прочитал начало «Книги скитаний» (кусочки я где-то раньше читал). Спасибо тебе за простой, чистый, правдивый рассказ о жизни, встречах и наблюдениях. С удивительной, волшебной простотой ты делаешь обыкновенных людей значительными, красивыми. Нельзя не полюбить твоего скромного попика Петра, его крестницу Лушу, даже отца благочинного, капитана Зузенко, беспризорников и других. Я никогда не видел Бабеля и Багрицкого. В твоих скупых простых портретах я познакомился с живыми, сложными, интересными и красивыми людьми. Спасибо тебе за это знакомство. И за Пришвина спасибо, его я знал и встречался с ним много лет, с 1918 г. Он всегда казался мне человеком умным и даже мудрым, иногда мудрёным, хитрым, изворотливым, человеком противоречивым и с закавыками. Ты очень хорошо назвал его «владетелем нашей земли по праву любви и по праву знания». И я хорошо понимаю твое желание пощедрее наградить этого крупнейшего «владельца природы» и не заметить в нем настоящего единоличного хозяина, я бы даже сказал, «скупого рыцаря». И сердился он за «Мещерскую сторону» вовсе не потому, что ты способствовал уничтожению цветущего шпорника, а потому, что он увидел в твоей повести посягательство на показ природы, принадлежащей ему одному. Я люблю писателя Пришвина, но я гораздо выше ценю другого владельца нашей земли, который не задумываясь, щедро отдает свою любовь и знание природы людям. Этим он обогащает людей и искусство. Словом, я люблю больше Паустовского. И все же, в конечно счете, ты прав, приподняв Пришвина. Своим редким даром, да и всей своей жизнью он заслужил забвения некоторых недостатков. Я мог бы еще долго говорить о твоей повести, но я и так разболтался и надоел тебе. Напиши, как вы живете и скоро ли вернетесь, я уже соскучился. Целую Татьяну Алексеевну и тебя. Будьте здоровы. Нина вас целует. Ваш С.Алянский
Персоналии
Паустовский Константин Георгиевич (Персоналия)
Алянский Самуил Миронович (Персоналия)
Коллекция
Переписка