Экспонаты
Письмо. Каверин В. - Паустовскому К.Г. 26.10.[1958] г. 2 лл. (о Микулине и писателе А. Беке, изобразившим его в своем романе, об альманахе, о написании воспоминаний, о смерти Н.Заболоцкого, Шварца, Зощенко). 26.10.[1958]
Письмо. Каверин В. - Паустовскому К.Г. 26.10.[1958] г. 2 лл. (о Микулине и писателе А. Беке, изобразившим его в своем романе, об альманахе, о написании воспоминаний, о смерти Н.Заболоцкого, Шварца, Зощенко). 26.10.[1958]
Название
Письмо. Каверин В. - Паустовскому К.Г. 26.10.[1958] г. 2 лл. (о Микулине и писателе А. Беке, изобразившим его в своем романе, об альманахе, о написании воспоминаний, о смерти Н.Заболоцкого, Шварца, Зощенко)
Датировка
Материал, техника
бумага, чернила; рукопись
Размер
Происхождение
Из личного архива К.Г.Паустовского 1950-1960-х гг. Хранился в квартире на Котельнической наб. (Москва).
Аннотация
Дорогой Константин Георгиевич, Вернувшись из Ялты, я нашел Ваше письмо, очень меня обрадовавшее. Микулину я готов простить все его прегрешения, вольные и невольные за то, что он вылечил Вас. Он, действительно, необыкновенный человек и Бек, в первом варианте своего романа, пытался изобразить его во всей противоречивости. Это не удалось по многим причинам. Одна из них заключалась в том, что сам Микулин требовал, чтобы его изобразили в двух, а не трех измерениях. Очень, очень рад, что Вы поправляетесь и был бы счастлив увидеть Вас. Если это не очень затруднит Вас – позвоните мне, когда будете в Москве, и я приду немедленно или когда Вы захотите. Я ничего не знаю о нашем Альманахе, но раз Вы отдали свою новую рукопись – значит, он еще дышит? Надеюсь заняться им, когда окончательно поправлюсь. В Ялте мне стало лучше. Кстати, там я жил в Вашей комнате – и только услышав об этом, принял за счастливое, и в общем, оправдавшееся предзнаменование. Вы спрашиваете, что я пишу? Почти полгода я провалялся и так как нельзя было не только писать и читать, но даже говорить – я принялся вспоминать. Поднявшись с постели, я стал записывать все, что вспомнилось – и вот теперь уже написал почти половину книги о моем детстве, юности. Как видите, я иду вслед за Вами. Это – двадцать глав, каждая со своим сюжетом. Я был еще в Ялте, когда скончался Заболоцкий. Мы дружили тридцать лет. Это третья бесконечно горькая потеря за последние месяцы. Шварц, Зощенко, Заболоцкий. Не говоря уже о глубоком таланте одного из немногих наших лучших поэтов, он был благороднейший, чистый и мужественный человек. На его долю выпала нелегкая жизнь. А ведь довольно было хотя бы только покоя, чтобы из-под его пера выходили первоклассные произведения! Все, что он написал – ведь это бывает редко – останется в нашей литературе. Я в этом убежден. Желаю Вам здоровья, дорогой Константин Георгиевич. Спасибо за сердечные пожелания. Мне очень хочется работать в полную силу, но приходится осторожничать, нигде не бывать и т.д. С головой, оказывается, шутки плохи! Крепко жму Вашу руку. Николай Леонидович шлет Вам приветы. Просит Вас передать поклон Татьяне Алексеевне. Л.Н. сердечно приветствует Вас. Ваш В. Каверин
Персоналии
Паустовский Константин Георгиевич (Персоналия)
Каверин Вениамин Александрович (Персоналия)
Коллекция
Переписка