Экспонаты
Фотография ч/б. Слева направо – Н. Браун, М. Слонимский, Вс. Рождественский, С.М. Алянский, К.Г. Паустовский, В.Н. Орлов, П.Г. Антокольский на вечере А.Блока. 28.11.1960 г. 28 ноября 1960 г.
Фотография ч/б. Слева направо – Н. Браун, М. Слонимский, Вс. Рождественский, С.М. Алянский, К.Г. Паустовский, В.Н. Орлов, П.Г. Антокольский на вечере А.Блока. 28.11.1960 г. 28 ноября 1960 г.
Название
Фотография ч/б. Слева направо – Н. Браун, М. Слонимский, Вс. Рождественский, С.М. Алянский, К.Г. Паустовский, В.Н. Орлов, П.Г. Антокольский на вечере А.Блока. 28.11.1960 г.
Датировка
28 ноября 1960 г.
Материал, техника
фотобумага глянцевая, карандаш; фотопечать, рукопись
Размер
Размер:18,2х24,0. Размер изображения: 14,5х23,4
Аннотация
«80 лет со дня рождения Александра Александровича отмечается в Лен<ингра>де довольно широко: 1) Конференция в Пушк<инском> Доме (2 дня: 26 и 27 ноября); 2) вечер в Доме писателей (28 ноября); 3) вечер читателей библ<иотеки> им. А.Блока (Невский, 20, дом бывш<ей> Голландской церкви); школа им. А.Блока и несколько больших вечеров в домах культуры. Мне удалось побывать в первых трех местах, о них я Вам и расскажу. Пушкинский дом, Инст<итут> литературы Ак<адемии> Наук и литературный музей помещаются в здании бывшей Таможни (рядом с Биржей) на Тучковой набер<ежной>. Мне рассказали, что в этом доме жил когда-то дед Ал.Ал. — Лев Александрович Блок, он был начальником ведомства, которому была подчинена таможня. В Лит<ературном> музее 26-го ноября открылась комната А.Блока. В ней собрана кое-какая мебель из квартиры на Офицерской, библиотека Ал.Ал., картины и репродукции, которые висели на Офицерской. В стороне у окна стоит письменный стол А.А., за которым написано большинство произведений. Вещей не так уж много, но все, что я увидел спустя 39 лет, меня так взволновало, что к горлу подступил какой-то комок, который мешал мне отвечать на вопросы работников музея. Мне пришлось выйти в соседнюю комнату. Три года в моей жизни срок небольшой — это арифметически — всего четыре сотых всей жизни. А вот три с лишним года, больше тысячи дней рядом с Ал. Ал. Блоком — это целая жизнь, это больше нормальной жизни. Я оказался неподготовленным к такой встрече с прошлым. Стол, у него я сидел рядом с Ал. Ал. Книжный шкаф, у которого мне вспомнился Ал. Ал. в июне или июле 1921 г. Я пришел днем и застал Блока, перебиравшего любимые книги и альбомы его заграничных путешествий, он с удовольствием показывал мне альбом его путешествия по Италии и по поводу каждой вырезанной картинки рассказывал мне, откуда она (из какого музея). «Там мы были с Любой, а здесь я был один». Давал оценку произведениям искусства и, отвлекшись от альбома, рассказывал о том, как они путешествовали. Я слушал Блока с необыкновенным интересом и ушел от него обогащенным, но почему-то мне стало грустно. Таких встреч у книжного шкафа было потом еще несколько, и позднее я понял, что Блок прощается с любимыми книгами, перебирает свои воспоминания. Все это мне вспомнилось, когда я увидел книжный шкаф. И как было не взволноваться? Была у меня встреча, которая тоже взволновала меня. В первый день заседания в Пушк<инском> Доме мне сказали, что со мной хочет встретиться Л.А. Дельмас. Сначала я испугался, что увижу развалину, которая прошамкает неизвестно что. Я издали увидел Л<юбовь> А<лександровну>, а когда в перерыве она подошла ко мне, я был приятно поражен. Она уже седа, но еще стройна и в глазах сверкает огонек. Она быстро, быстро заговорила, вспомнила с подробностями нашу последнюю встречу, которая была 39 лет назад, пожаловалась на то, что вытащили откуда-то плетеные кресла Люб<ови>Дм<итриевны> и поставили их в кабинет Ал. Ал., где они никогда не стояли (и это верно). И что вообще все они врут. — Встреча Ал. Ал. с Маяковским у костра была при мне. Мы вечером проходили вместе через площадь. Ал. Ал. издали увидел Маяковского, показал его мне, и мы вместе подошли к нему. Блок сказал Маяк<овскому>: «А ведь мою библиотеку в деревне всю сожгли». На то Маяковский сказал что-то невнятное, и мы с Ал. Ал сразу отошли. Больше ничего не было сказано, а теперь, Бог знает, что придумали. Зачем врать? — заключила рассказ Люб<овь>Алекс<андровна>. Все это было очень живо рассказано, и я поверил ей. Да и рассказ ее больше похож на правду, чем рассказ Маяковского. На конфер<енции> В Пушк<инском> Доме с вступительным словом выступил Вл.Н. Орлов. Это было краткое слово о Блоке. Несколько раз в этом слове Орлов ссылался на Ваши воспоминания и на Ваши критические статьи. Этого, к сожалению, нельзя сказать о вспоминателях Антокольском и Рождественском, которые оба, как сговорились, сперли у Вас портрет Блока: загорелый, похож на норвежского шкипера — и ни слова — откуда они это взяли. Выступление Антокольского — было странным выступлением. Он назвал его, кажется, так: «Как я не познакомился с Блоком». На эту тему можно сочинить довольно много рассказов, вероятно, это можно сделать и талантливо. Рассказ Анток<ольского> не был талантливым. Талант был заменен кривлянием и выкриками плохого провинциального актера, который во что бы то ни стало решил завоевать успех у публики. И пока это была выдуманная беллетристика, не имевшая никакого отношения к Блоку (хотя имя Блока там упоминалось много раз), я не обращал внимания на это выступление. И вдруг я слышу рассказ о том, что в Союзе писателей какой-то тип бросил Блоку слова о том, что он покойник. Вслед за этим типом, по словам Антокольского, выступил Сергей Бобров, который будто напал на крикнувшего. Какое все это вранье и вздор. Во-первых, это происходило не в Союзе писат<елей>, а в Итальянском О<бществе>, во-вторых, слова о покойнике бросил Блоку именно Бобров, и это известно из нескольких источников. Зачем Антокольский взялся выгораживать этого Булгарина — неизвестно. «Хорош» был и другой вспоминатель Вс. Рождественский, он рассказывал о шуточных стихах Блока, помещенных в Чукоккале, не указав откуда он их взял, рассказывал какие-то скучнейшие байки о Блоке, и одну из них расскажу Вам при встрече — это о том, как Блок купил пачку чаю у какой-то спекулянтки и что из этого вышло.» (Из письма С.М.Алянского К.И.Чуковскому. 06.12.1960г.)
Персоналии
Слонимский М. Л. (Персоналия)
Рождественский Всеволод (Персоналия)
Алянский Самуил Миронович (Персоналия)
Паустовский Константин Георгиевич (Персоналия)
Антокольский Павел (Персоналия)
Показать все (8)
Коллекция
Фотография